Любовь зла, а козлы этим пользуются…

Ольга была давно не девочка, повидала в жизни всякого. И замужем побывать успела, и развестись, и в деревне пожить своим хозяйством. Детей не было, отвечала только за себя, но на рубеже сорокалетия Ольга влюбилась. Да так, что снесло крышу окончательно и бесповоротно. Жил любимый от нее за 2000км, она несколько раз ездила к нему, убедилась что потенциальные свекры сволочи как и положено, а потенциальный муж — сюсечка-масюсечка, любимка золотая. В общем дело шло к свадьбе. Друзья Ольги переживали за нее, им не очень нравился 45-летний мужичонка, инфантильный и живущий с мамочкой и папочкой, но Ольгу было не остановить. Она летела к избраннику на крыльях любви. Полет вышел изначально кривоватым. Избранник, зная что Ольга едет с вещами и котомками ее не встретил как положено, и пришлось ей добираться перекладными телегами, да при условии что автобусы и электрички под ее приезд не подстраивались — ночевать в каком-то парке, когда не успела на очередной транспорт. Любимка ее писал всем знакомым смс-ки где Ольга сейчас и как идет через поля и леса, штурмуя горы и переходя реки в брод лишь бы соединиться с ним. Окружающие были в ужасе, Ольга шла, а мужичок 45 годиков вздыхал и ждал ее. В общем добиралась она больше двух суток и добралась.

Когда окружающие слегка наехали на Ольгу, с вопросом: «А тебе оно точно надо? Оно ж, счастье твое, слегка странное…», Ольга топнула на окружающих, чтоб не слишком окружали и не мешали ее женскому счастью. Счастье было сомнительным: домик в деревне, не слшиком приспособленный для жизни, с дровяной печкой на которой надо было готовить зимой и летом (а больше не на чем) и которой греться и огородик. Ольга взялась за хозяйство. Приезжавшие потенциальные свекры поносили ее на чем свет стоит. Мать избранника заламывая руки кричала, что поработили ее дитаточку, соблазнили, сейчас еще детей навешают на шею, которые непременно родятся. Отец избранника в темных углах пытался лапать Ольгу и щипать за все интригующие места, гнусно хихикая. Ольга стоически терпела, свекру дала по рукам, от свекрови отмахивалась, тащила все хозяйство: рубила дрова, таскала воду из колодца, готовила есть, при этом еще и работала. Избранник изволил вздыхать лежа на диване, лишь торжественно выходил кушать, когда Ольга звала его к столу.

Знакомые и друзья снова намекнули женщине — это ли ты хотела для себя? Ольга огрызнулась и поволокла избранника в ЗАГС. Мужчина не сопротивлялся — и покорно расписался, где сказали и вернулся на любимый диванчик.

Ольга пахала за троих, муж же пошел подрабатывать в местную школу учителем истории на полставки, благо образование позволяло. Дрова он так и не колол, огородом не занимался — ибо не царское это дело. Он и так в школе надрывается бедолага. Через год Ольга родила ему сына, муж вяло обрадовался посмотрел на наследника и больше к колыбельке не подходил. Ольга зубы сцепила и пахала дальше: продала свое жилье купила землю и построила дом, завела скотину, продавала на рынке мясо и молоко, наняла в помощь себе пару деревенских мужичков, воспитывала ребенка и ждала еще одного. Муж продолжал вести привычный образ жизни. Так прошло пять или шесть лет, к Ольге приехала сестра с подругой детства и мужьями увидев картину маслом, обе тетки возопили в голос и потребовали от Ольги гнать лентяя в три шеи. Их мужья солидарно кивали головами. А муж Ольги оскорбился и убежал к маме, а свекровь обрушила на Ольгу вагон и тележку отборной ругани и упреков.

Когда все немного утихло, Ольга села и оглянулась назад: все эти годы «счастливого» замужества она только работала. У нее были сын и дочка, хозяйство, помощники и друзья. И главное, она не помнила — зачем выходила замуж. Она посмотрела на мужика, которому 50 лет с хвостиком, у которого было брюшко и глаза молочного теленка и ей стало … никак ей не стало. Она ничего к нему не почувствовала. Так, глупая скотинка говорящая только, которой надо вовремя корм задать, да «хлев» в чистоте держать. И Ольга собрала благоверного и отправила в родные пенаты подав на развод. Он не сопротивлялся особо, кстати. За отказ от алиментов, он не стал претендовать на долю в совместно нажитом, при условии, что нажитое он не вложил ничего. Мужичонка перебрался к любимой маме, которая жалела дитятку и поносила Ольгу.

А Ольга вдруг почувствовала, что ей стало легче дышать. И дети как-то повеселели, и за хозяйством проще смотреть стало. А еще один из помощников нанятых, рукастый, работящий и суровый внешне мужик, стал оказывать ей знаки внимания. Ольга стала снова смеяться, приглашать к себе гостей, даже съездила пару раз за границу отдохнуть.

А однажды вечером, сидя с подружкой на веранде, она призналась, что тогда просто пыталась «вскочить в последний вагон» — молодость прошла, а детей и семью хотелось. Вот и выбрала первого попавшегося, который ей показался светом в окне. И добавила: «Любовь зла, а козлы этим пользуются…»

Оставить ответ