Я не желала зла

фото из личного архива

Ингу Сергеевну знали в районе многие. Женщина всю жизнь проработала медсестрой в местной больнице да еще в поликлинике умудрялась на полставки подшабашить. Жила она с двумя детьми в хорошей квартире, оставшейся от мужа не хуже и не лучше других. Мужа Инга Сергеевна потеряла рано, сына и дочь тянула одна. Потом появился друг сердца, как она его называла, но расписываться оба не спешили. Так виделись, общались, помогали друг другу. Жизнь текла своим чередом. Сын закончил институт, женился на однокурснице. Инга с невесткой не ужились на одной кухне. Хотя пожилая женщина пыталась конечно, но невестка была строптивой и ей хотелось жить своим домом без поучающей свекрови под рукой. Инга Сергеевна повздыхала и оставила квартиру сыну с женой, а сама переехала жить в частный домик, который они сняли напополам со своим «сердечным другом», и дочку забрала с собой. Хозяйка домика оказалась бабушкой одиной, требовательной, регулярно приезжала проверять как живут ее постояльцы. Но у Инги Сергеевны всегда было чисто, аккуратно, а мужчина ее был с руками и головой — ремонт сделал, забор поправил, двор и огород привели в порядок. Бабушке это понравилось и она успокоилась, даже разрешила завести свое небольшое хозяйство кур да кроликов. Чем Инга с семьей и занялась.
Хозяйка дома, в один из приездов позвала Ингу в сторонку. Бабушка сказала, что ухаживать за ней некому, а она уже стара. И если Инга согласится содержать старушку, помогать до самой смерти, то получит по завещанию и домик этот и квартирку, где бабушка живет.
Инга обещала подумать, и вечером затеяла разговор с домочадцами. Дочка Инги уже училась в институте и загорелась идеей своего жилья, а вот «сердечный друг» опасался, что бабушка имеет характер не сахар, да и не верилось ему, что родни у старушки нет. Инга выслушала обоих, думала в сю ночь, а на утро приняла решение.
Почти пять лет она ухаживала за старушкой. которая была требовательная, капризная и довольно вредная. Инга приезжала к ней через день с продуктами, готовила, убирала, стирала, плачивала все счета. При этом бабушка требовала, чтобы Инга была в хорошем настроении всегда и улыбалась ей. Женщина старалась искренне угодить старушке, и не обращать внимания на старческие капризы.
Все это время на Ингу Сергеевну косились соседи, шептались за спиной, а когда старушка умерла, то наговорили в полиции такого, что доставили Инге Сергеевне пару весьма тревожных дней. Но, вскрытие показало что бабушка умерла от естественных причин — старушке было уже под 90, во сне остановилось сердце. Следователи осмотрели квартирку и домик, к чему придраться — не нашли и никакого дела заводить не стали. Инга Сергеевна вздохнула с облегчением и через полгода вступила в права наследования. Правда соседи за спиной шушукаться не перестали, а бабульки у подъезда в открытую ей говорили, что она убийца. Мол, знаем мы чем там подружку нашу отравила, она бы и до ста дожила если бы не ты лахудра. Женщина пыталась объяснить, что честно выполняла условия договора и не хотела смерти старушки, но ее никто не слушал.
Дочь Инги Сергеевны отказалась даже приезжать в эту квартиру, чтобы не слышать всего, что говорят про ее мать. И жилье продали, купив взамен другое.
А Инге Сергеевне на работе стали подходить одинокие бабушки и дедушки, предлагая заключить договор ренты с уходом. Только она всем отказывает, говорит нервы уже не те, да и жильем она обеспечена сама и детей тоже на улице не оставила.

Оставить ответ